TipaZheleznogorsk - Main page

Сделать стартовой страницей │ Добавить в избранное

English Webmaster
Главная страница Научно-производственное объединение прикладной механики Источники

ЗАМЕТКИ

Горно-
химический комбинат

Строительство Горно-
химического комбината

Этапы истории

Радиационная безопасность

Полвека битв с невидимым "врагом"

Видео о Горно-
химическом комбинате

Экологическая обстановка в Железногорске

Фотографии ГХК со стороны Енисея

Карта-схема объектов ГХК

• Кто строил города с атомным производством

Радиационное загрязнение Енисея

Катастрофа на комбинате «Маяк»

Уральская Хиросима

Воинская часть 3377 в Железногорске

Воспоминание о Красноярск-26

Музей Горно-
химического комбината

Михаил Михайлович Царевский

Железногорский ГУЛАГ

Чернобыль: период полураспада

Железногорск и Япония

Панику в Японии создавали русские

Кто строил города с атомным производством

Кто строил города с атомным производством

Кто эти люди, которые построили все атомные города: Челябинск-40, Красноярск-26, Арзамас-16, Северск и другие? Ответ - в статье историка Жореса Медведева.


После второй мировой войны Советский Союз стал одной из сильных стран на Земле. Однако эта мощь в военном отношении обеспечивалась только огромным числом танков и артиллерии. У СССР не было океанского флота и авианосцев, не было современной бомбардировочной авиации, не было реактивных ракет типа ФАУ-2, не было атомных бомб. Т.е. именно той военной техники, которая в любой ближайщей войне окажет решающее значение для её результатов. Чтобы удержать под контролем завоёванную в сражениях новую империю, простиравшуюся от Берлина до Пхеньяна, Сталину нужно было срочно принимать решения о создании в Советстком Союзе совершенно новых отраслей военной промышленности.


В быстром создании в СССР всего комплекса урановой и атомной промышленности играло массовое использование труда заключённых, среди которых значительную пропорцию составляли попавшие в ГУЛАГ бывшие военнопленные и рабочие-остарбайтеры из побеждённой Германии. Заключённых широко использовали и на других объектах новой военной индустрии, особенно в отдалённых местах, например, полигонов для испытаний военных ракет. В российских публикациях последнего времени использование заключённых в период 1946-1956 годов для срочных военных индустриальных объектов уже и не отрицается.


Однако часто подчёркивается, что не меньшую, а иногда и большую роль при строительстве таких объектов играли военные строители. Это, безусловно, соответствует истине, но с тем неизбежным дополнением, что эти стройбаты были сформированы из "повторно призванных", которых, судя по всему, вообще не собирались отправлять в запас до их полного физического износа. Это была особая крепостная армия, и те из её бойцов, которые оставались ещё в живых к началу периода гласности, не писали о своих проблемах прежде всего потому, что в период своей работы на секретных объектах они давали многкратно повторяемую пожизненную подписку о неразглашении, нарушение которой каралось длительными сроками заключения.


Стелла строителям города при въезде в Железногорск. Железногорск (бывший Красноярск-26) строили военные строители и заключённые ИТЛ "Полянский".


cтелла строителям города при въезде в Железногорск


Согласно советским архивным документам только из Германии из числа советских репатриированных граждан в спецчасти для проведения секретных работ на стройках по линии НКВД были зачислены более 600 тысяч человек. Кроме того более 800 тысяч из числа остарбайтеров были приписаны в специальные запасные части НКВД для дальнейшей проверки. Почти все они впоследствии отправились в строительный спецконтингент.


По каким именно критериям в фильтрационных лагерях из числа военнопленных и остарбайтеров решалась их судьба зависело от многих обстоятельств. У каждой группы строителей были свои преимущества с точки зрения секретных строек. Заключённые становились рабской силой на срок от 10 до 25 лет. Для стройбатовцев сроки службы были ограничены воинским уставом. Однако характер многих секретных объектов, на которые попадали стройбаты НКО и НКВД (МВД) диктовал впоследствии собственную логику определения судьбы не только заключённых, но и военнослужащих.


В октябре 1989 года газета "Аргументы и факты", расходившаяся тогда тиражом 30 млн. экземпляров, опубликовала статью Станислава Петрова о начальных стадиях строительства Кыштымского атомграда, известного как Челябинск-40, где были построены первые советские военные реакторы и первый радиохимический завод по производству плутония. Газета при этом обратилась к участникам этого стрительства поделиться воспоминаниями и обещала печатать их письма в последующих номерах. Однако своё обещание редакция не сдержала и ни одно из полученных писем не появилось на страницах газеты. Недавно я смог благодаря знакомству с Пестовым познакомиться с частью полученной корреспонденции и стало понятным, почему газета воздержалась от их публикации.


Из письма Ивана Александровича Зубань, бывшего военного (Ростовская обл.)


"С 1949 по 1952 годы в открытый водоём Карачай было сброшено несколько миллионов кюри. Я тогда проходил здесь службу. На территории полка из 3 огромных труб извергалась горячая вода из радиоактивных отходов. Так называемое горячее озеро даже не было огорожено. Никаких знаков или табличек не было. Все военнослужавшие, проходившие службу в этом полку, были т.н. "старички", т.е. участинки Великой Отечественной войны, возраст некоторых доходил до 60 лет.


Мне однажды пришлось беседовать с одним из старичков на территории этого полка, он стирал обмундирование в этом горячем озере, было ему около 60 лет. На Большой земле демобилизация "старичков" уже прошла, а здесь в Кыштыме они ещё служили. На мой вопрос: "Папаша, не вредно ли стирать обмундирование в этой горячей воде? Ведь вода с объекта, что в ней - неизвестно, не болеете ли вы?". Он ответил: "Сынок, болеть - болеем, то ли от фронта, то ли от этой горячей воды - не знаю... Некоторые здесь и умерли."


В тот период все боялись задать лишний щекотливый вопрос, за любой пустяк можно было попасть в лагерь для заключённых. Здесь в окрестностях Кыштым их было множество.. В большинстве своём в лагерях сидели бывшие солдаты и офицеры, попавшие в плен к немцам, были и власовцы."


Из письма Юрия Михайловича Грибченко, военный строитель (Краснодарский край)


"Приходилось видеть Берия, когда он приезжал со своей свитой в Кыштым. Видел я и те берёзы без коры, которую поели заключённые. Видел своими глазами все эти циклопические объекты, которые строились. Объект Ц запомнился мне трубой, из которой валил жёлтый дым. И хотя труба была высотой 150 метров, дым под острым углом шёл к земле, дышать было совершенно невозможно.


Высокие трубы были также и у объектов А и Б, это были реактор и радиохимический завод. Высокие трубы служили для удаления радиоактивных газов. Объект Ц - это хранилище концентрированных радиоактивных отходов, растворённых в азотной кислоте, от которой при её разогревании и шёл жёлтый дым.


Для строительства этих высоких труб использовали только заключённых. Туда посылали только "смертиков", у кого сроки были по 10-25 лет. Почему "смертники"? У них не было никакой страхоки наверху. Амплитуда качаний трубы 2-3 метра, и случались срывы оттуда, разбившиеся насмерть были каждый день."


Муниципальное кладбище Железногорска. На этом кладбище находятся в том числе и могилы первых строителей города: военных строителей и заключённых ИТЛ "Полянский". Кроме данного муниципального кладбища умершие заключённые захоронены также на кладбище рядом с КПП на Додоново (сразу за зоной в лесу), в районе Нового Пути и рядом с деревней Додоново на берегу Енисея.


кладбище в Железногорске


Из письма Анатолия Вышемирского (г.Даугавпилс)


"Я служил в армии в г.Свердловске в учебном танковом полку. В 1946 году из числа курсантов был сформирован батальон и отправлен под город Кыштым Челябинской области. В основном это были те, кто во время войны находился на окупированной немцами территории. Были среди них и участники войны. Если точно сказать, то все мы были люди, так сказать, второго сорта, потому что на нас лежало несмываемое пятно немецкой окупации.


Под Кыштымом, куда мы прибыли, уже находились прибывшие ранее военностроительные батальоны из бывших военнопленных, которых не распустили по домам после освобождения. Многие из них были уже немолодые, участники боёв на Хасане, Халкин-Голе, финской компании и даже Гражданской войны. Всех их роднило одно - они прошли все круги фашисткого ада. В этом и была вся их вина. Было там много и заключённых.


Но и наши условия мало чем отличались от лагерных. Да мы и были все в одном огромном лагере. Это была закрытая зона и охранялась пуще государственной границы. И когда было в целом завершено строительство, то было объявлено о демобилизации. Это был 1951 год. Сформировали первую партию. Перед строем замполит сказал: "Родина никогда не забудет вас! Не забудет того, что вы здесь совершили. О вас напишут книги." И отправили всю партию в Магадан на новые лишения! Вот и благодарность Родины."


Из письма Тамары Л. (просит фамилию не публиковать)


"Попала в Челябинск-40 как заключённая, но срок закончился в 1947 году. Вышла замуж за работавшего здесь же солдата. Строили Челябинск-40 солдаты, но какие? В этом пришлось разобраться только тогда, когда закончилось стрительство. Пришлось мне с мужем и трёхмесячным сыном ехать не куда хочешь, а куда повезут. А повезли нас в товарняке до Советской Гавани на берегу Охотского моря, а дальше до Магадана на теплоходе. В Магадане солдатам объявили о демобилизации и заставили заключить договор на 3 года. Привезли нас на автомобилях на прииск Желанный, где до нас были заключённые и поселили в общие бараки-землянки. И женщин, и мужчин, и детей вместе."


Вид со сторны кладбища на северную часть Железногорска. Внизу видны казармы воинской части.


вид со сторны кладбища на северную часть Железногорска


Из письма Анатолия Семёновича Осипова, участника войны (Калининская обл.)


"13 мая 1946 года нашу воинскую часть (346 ОПАБ) расформировали, а нас, молодых, 1925-1926 годов рождения, отправили эшелоном на Урал на станцию Кыштым. Там сформировали роты и батальоны из многих других эшелонов. Все воинские части были зашифрованы. Наш полк получил наименование воинская часть 05/08. Мы, воины-строители, были первыми, кто начал рыть котлован под объект №1 (под здание неизвестного тогда сооружения). А потом это здание и начинку внутри строили заключённые.


Солдат-фронтовиков сразу по прибытии рассортировали по признакам: кем, какими войсками освобождён. Было 4 категории: освобождены американскими войсками, советскими, англичанами и не бывшие в окупации. Самыми неблагонадёжными считались "американцы", потом "англичане", потом "русские" и, наконец, "чистые". "Американсцам" и "англичанам" выдавалось из одежды только бывшее в употреблении, "русским" - новые валенки, ушанки, бушлаты, "читым" давали полушубки. Почти одна треть из всего работавшего в Кыштыме воинского контингента впоследствии была отправлена в Магадан на Колыму.


В Челябинск-40 работало 4 военно-строительных полка, выполнявших разные работы. Один из полков занимался строительством объектов, связанных с хранением радиоактивных отходов."


Из письма Ивана Петровича Самохвалова (г.Вуктыл, Коми АССР)


"Жил и учился я в городе Челябинске. Из 8-го класса меня арестовали, мне не было ещё и 16 лет, судили по ст.58 "за антисоветчину", дали 5 лет лагерей. Вначале привезли в колонию смерти в г.Карабаш, а потом привезли в зону Кыштыма. Я попал в лагерный участок №9 на рабочей зоне, где строились объекты А, Б и Ц. Строили корпуса, а в них ставили огромные круглые ёмкости. В сентябре 1949 года меня с другими заколючёнными погрузили в телячьи вагоны и отправили на этап. Привезли в порт Находка. Там посадили весь эшелон на параход "Советская Латвия" и через Охотское море отправили в Магадан. В Магадане нас всех распредилили по приискам. Я попал на один из приисков в 600 километрах от г.Сусуман."


Были и особые случаи. Уже в откликах на мою статью об атомном ГУЛАГе ("КГБ и атомная бомба", Жорес Медведев; напечатана в "Красноярской газете" в 1994 году) Александр Сергеевич Ерошкин, обозреватель газеты "Вечерний Челябинск", сообщил в своём письме о загадочной судьбе своего отца. Мать А.С.Ерошкина работала медсестрой в госпитале в Кыштыме. Там она встретила будущего отца Ерошкина, бывшего военнопленного, ставшего стройбатовцем и попавшего в больницу. Сын Александр родился от этого брака в 1947 году. Отец работал на объекте, но иногда его отпускали к жене в Кыштым.


В 1951 году отец был демобилизован. Ему нужно было сдать военный билет и получить паспорт. Военный билет он сдал, но паспорт не получил, исчезнув на пути между военкоматом и милицией. Жена объявила розыск, но никаких результатов не было. "Самое удивительное, - пишет Ерошкин, - нечто подобное произошло и в судьбе моего друга детства. Его отец тоже исчез бесследно. Он тоже был в плену, тоже строил Челябинск-40".


Какова судьба отца А.С.Ерошкина и отца его друга? Возможно, он сгинул на просторах сталинского ГУЛАГа, куда его отправили вновь несмотря на демобилизацию. Возможно, зная о том, что несмотря на демобилизацию демобилизованных отправляли в лагеря, ушёл в леса, чтобы не повторить судьбу своих товарищей. Флора и фауна на Урале богатая и можно было прожить натуральным хозяйством где-нибудь в глухих углах или заброшенных поселениях. Возможен и третий вариант. Под видом советского военнопленного был отправлен в Советский Союз на оседание и внедрение одной и западных разведок. Во время войны во всей Европе была дикая круговерть из людей и вряд ли всегда можно было с точностью определить что это за человек и откуда. Возможно, проверили, установили, что никаких данных на него нет, что сотрудничал с немцами и отправили в СССР как военнопленного. То, что он увидел на стрительстве Челябинск-40, нужно было как можно быстрее сообщить своему руководству. В милиции при получении паспорта его могли задержать, чтобы отправить дальше в ГУЛАГ и поэтому он исчез между военкоматом и милицией, где должен был получить паспорт.


Всё это только предположения и разные версии. Как бы там ни было, он ушёл. И ушёл навсегда... Что с ним стало дальше - знает только Бог. Но всё тайное рано или поздно становится явным и есть надежда, что со временем откроются тайны этих человеческих судеб.


О Челябинске-40, Арзамасе-16, Красноярске-26 известно больше, чем о таких стройках в других местах. А сколько было таких строек не только в атомной, но и в ракетно-авиационной промышленности? Заводы по производству химического оружия, которые демонтировались стройбатовцами в Германии, затем ими же воспроизводились в отдалённых секретных местах огромной территории СССР. Возвращение военных строителей к нормальной жизни началось только в 1953 году после смерти Сталина и растянулось на много лет. Заключённых, бывших военнопленных, начали освобождать значительно позже. Обычно "по истечении срока". Само же раформирование таких строительных отрядов из заключённых закончилось к 1965 году.



ПОИСК ПО САЙТУ

Карта сайта


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

ГлавнаяГорно-химический комбинатНПО прикладной механикиИсточникиEnglishКарта сайта

При использовании материалов полная гипертекстовая ссылка на http://www.tipazheleznogorsk.narod.ru/ обязательна
Создать сайт бесплатно