TipaZheleznogorsk - Main page

Сделать стартовой страницей │ Добавить в избранное

English Webmaster
Главная страница Научно-производственное объединение прикладной механики Источники

ЗАМЕТКИ

Горно-
химический комбинат

Строительство Горно-
химического комбината

• Этапы истории

Радиационная безопасность

Полвека битв с невидимым "врагом"

Видео о Горно-
химическом комбинате

Экологическая обстановка в Железногорске

Фотографии ГХК со стороны Енисея

Карта-схема объектов ГХК

Кто строил города с атомным производством

Радиационное загрязнение Енисея

Катастрофа на комбинате «Маяк»

Уральская Хиросима

Воинская часть 3377 в Железногорске

Воспоминание о Красноярск-26

Музей Горно-
химического комбината

Михаил Михайлович Царевский

Железногорский ГУЛАГ

Чернобыль: период полураспада

Железногорск и Япония

Панику в Японии создавали русские

ГХК • Этапы истории

ЭТАПЫ ИСТОРИИ

Вспоминает Морозов П.В.

Первый промышленный реактор был введён в эксплуатацию в Челябинске-40 (ПО «Маяк») в 1948 г. Тогда начались соревнования с США по производству ядерного оружия.

Совет Министров СССР 26 февраля 1950 года принял Постановление о строительстве в Красноярском крае комбината №815 (ныне ГХК) в недрах Атамановского хребта у Енисея, чтобы защитить от возможных ядерных ударов с воздуха реакторное и радиохимическое производство.

Я занимался комплектованием оборудования для реакторов, постоянно летал в Москву, в Горький, в другие города, узнал всю цепочку создания реактора от линий на ватмане до монтажа и эксплуатации.

Прошёл многие ступени: инженер, старший инженер, начальник смены, заместитель главного инженера реакторного завода, главный инженер, затем директор, с 1979 г. по 1995 г. заместитель главного инженера комбината.

Мы широко использовали десятилетний опыт первого реактора в «Маяке». Директор завода, главный инженер, руководители служб, начальники смен и даже бригадиры приехали к нам из Челябинска-40. Там проходили соответствующую подготовку и наши местные кадры.



Первый реактор на ГХК мы запустили 28 августа 1958 года, второй в 1961 году, третий в 1964-м. Одним из главных вопросов является вопрос надёжного водоснабжения реакторов. Для этого в скалах были пробиты тоннели, а на Енисее сооружены дамбы и железобетонные оголовки, через которые вода самотеком поступала на насосные станции, оттуда её поднимали к реакторам.

На террасе выше Атаманово на правом берегу Енисея построили два больших бассейна. Один предназначался для приёма воды от любого реактора в случае аварии. Слава богу, для этих целей он ни разу не потребовался.

Второй бассейн в первые годы использовался для снижения активности воды перед сбросом в Енисей. Но его эффективность оказалась низкой.

В 1968 году Минздрав СССР разрешил сбрасывать радиоактивную воду в Енисей сразу, минуя бассейн выдержки.

Ещё до пуска «АД» была создана служба внешней дозиметрии, оснащённая современным для тех лет приборами.

Постоянно проводился мониторинг Енисея и окружающей местности. Оказалось, что напротив Атаманово вода не радиоактивна (отбивает течение к правой стороне Атамановский бык).

Но у правого берега были наносы песка, содержащего радионуклиды.

Не было опасности и в других населённых пунктах ниже во течению. Измерение проб воздуха, грунта, овощей показали, что содержание в них радионуклидов в сотни раз ниже допустимых значений.

Реакторы нарабатывали оружейный плутоний в течение 30 лет. Я этому не просто свидетель, а один из специалистов, контролирующих этот технологический процесс. И утверждаю, что аварий или грубых нарушений технологического режима, которые бы привели к значительному радиоактивному загрязнению окружающей среды не было.

Говорить сейчас о том, нужно ли было создавать ядерное оружие бессмысленно. И неверно считать бесполезным наш атомный проект.

Во-первых, мы в числе других оборонных объектов обеспечили паритет с США.

Во-вторых, сам плутоний представляет огромную ценность, как продукт, имеющий большой энергетический потенциал. Его хранят для будущего - идёт работа по созданию, так называемого, мох-топлива для атомных реакторов.

Горно-химический комбинат — уникальное сооружение, не имеющее аналогов в мире. Нет человека, на которого оно бы не производило впечатление. Ежегодно к нам приезжают около ста представителей зарубежных государств, в основном специалисты министерства энергетики США. Мне не раз специалисты из Англии и Франции говорили, что их странам в то время было бы не по силам построить такой объект, он единственный в мире.

Всё это сделали по нашим проектам наши люди 50 лет назад, чем мы должны законно гордиться.

В середине 70х годов прошлого века наше правительство утвердило программу развития атомной энергетики до 2000 года. Планировалось мощность атомных станций довести до 100 Гиговатт, построить до 100 тепловых реакторов (их ныне в мире более 600 единиц).

Известно, что через определённое время ядерное топливо из реакторов извлекается, после чего оно называется "отработавшим ядерным топливом" (ОЯТ), которое неправомерно (к сожалению, часто сознательно) называют ядерными отходами, хота радиоактивных отходов в ОЯТ менее 5%, остальное уран и плутоний, которые можно использовать для изготовления мох-топлива.

По программе было намечено 2 прямоточных реактора закрыть к 1995 году. Чтобы продолжить жизнедеятельность ГХК и создать рабочие места было принято решение о строительстве у нас завода РТ-2 (РТ-1 существует в ПО «Маяк»).

В процессе переработки появилось бы много жидких радиоактивных отходов (ЖРО). Геологи на левом берегу Енисея у деревни Толстомысово нашли природную замкнутую линзу на глубине 1 км, вода в которой стояла много тысяч лет. В эту линзу планировалось закачивать ЖРО, для чего построили под Енисеем тоннель: на одном этаже проезд для автотранспорта, а на другом, нижнем, планировали проложить трубопроводы для передачи ЖРО с правого берега на левый. Место вокруг линзы получило название Площадка-27.

В 1986 году произошла авария на Чернобыльской АЭС, которая всколыхнула весь мир. Конечно, в этой трагедии были конкретные виновники. Конечно же, у народа возникло много законных вопросов к работникам атомной промышленности, в том числе к нам. О многом не сообщалось по причине секретности. Государственные тайны были и есть у всех стран. Например, о Манхэттенском проекте по созданию атомной бомбы в США, кроме непосредственных исполнителей, знали президент, вице-президент и не более десяти сенаторов.

На возникающие вопросы надо было отвечать.

Бывший директор ГХК В.А. Лебедев предложил мне - тогда заместителю главного инженера заняться разъяснительной работой. Из первых же встреч с жителями окружающих сёл я понял, что люди совершенно не информированы в нашей области, и что существует радиофобия - излишний страх перед «невидимым врагом» - радиацией.

Мы рассказывали о прямоточных реакторах, о радиационной обстановке в пойме реки Енисей, о влиянии радиации на здоровье населения. Установили в Атаманово и Кононово дозиметрические приборы, показывающие величину гамма-фона. Волна радиофобии немного снизилась.

Началась перестройка, а вместе с ней наступил конец холодной войны, отпала необходимость в наработке оружейного плутония, многие секреты были раскрыты. Мы как и все люди это приветствовали! В 1992г. были остановлены прямоточные реакторы, радиационная обстановка на Енисее значительно улучшилась. К сведению красноярцев: третий реактор АДЭ-2 работает по замкнутому контуру, радиоактивную воду в Енисей не сбрасывает. Тепло от этого реактора используется для отопления г. Железногорска (впервые в мире). Он будет остановлен после строительства Сосновоборской ТЭЦ.

Казалось бы, всё позади, главные причины для беспокойства устранены. Но вот более 10 лет вокруг ГХК одна за одной поднимаются волны радиофобии.

В 1995 году мне было предложено возглавить бюро общественной информации на комбинате, чтобы противостоять компаниям против нас хорошо продуманную, взвешенную разъяснительную работу, основанную на конкретных фактах.

За 9 лет сделано немало. На нашем производстве побывали сотни разных делегаций и комиссий. С 1995 г. хранилище ОЯТ посетили более 15 тысяч человек.

Большинство людей относятся с пониманием к нашим общим проблемам, благодарят за информацию.

Покойный большой писатель В.П. Астафьев выступал против строительства завода РТ-2 и был настроен весьма негативно к нам. Мы пригласили его на ГХК, показали весь производственный цикл, реакторный завод, подземную АЭС, хранилище ОЯТ. Сидим в санпропускнике переодеваемся. Виктор Петрович и говорит: "Мне постоянно твердили: ядерная свалка, ядерная свалка. А я то, старый дурак и поверил. Думал, что вырыта большая яма, приходят вагоны, и из них в эту яму сваливают отработавшее топливо. А это современное, хорошо организованное производство".

После того визита Виктор Петрович против нас не выступал. Но было немало случаев и другого плана.

Приехал к нам бывший депутат Госдумы В.В. Тетельмин. Так же всё показали ему, и он оставил в журнале хорошую запись. А позже при встречах с избирателями говорил совершенно противоположное.

"Зелёные" распространили в начале 90-х годов слух, что мы закачиваем жидкие отходы в линзу у Толстомысово, на площадке-27. А она ещё только начала обустраиваться. Пригласили на площадку журналистов, "зелёных", приехало более 10 человек. Все убедились, что никакой закачки нет, ибо и самого трубопровода ещё нет. У многих были дозиметры, фон совершенно нормальный.

Через неделю читаем, что ГХК нас обманул, ЖРО сливают в скважину ночью.

Договорились с теми же людьми о новой встрече в деревне Толстомысово. Приехали мы с В.М. Лобановым (он был начальником отдела охраны окружающей среды) чуть раньше. Подходим к магазину, стоит группа сельчан. И вдруг они набросились на нас: "Почему прекратилось строительство? У нас появилась перспектива, к нам стала возвращаться молодежь! А вы? - испугались "зеленых"! Пусть они лучше следят за нашими речками и сбросами в них, в том числе в Качу и в Енисей в Красноярске?"

Вот после этого и говори, как по-разному воспринимают атомную энергетику народ. Он не против прогресса, например, строительства АЭС, но при обеспечении безопасности и нужной открытости.

Мы к открытости готовы. И категорически не можем согласиться с такой терминологией, как "ядерная помойка", "ядерная свалка", "безумные атомщики", "убийцы". Если их авторы не уважают нас, так пусть хоть уважают себя, как грамотные люди.

Я со всей ответственностью, как человек, знающий суть, могу заявить красноярцам: не беспокойтесь, Вам ничего не грозит, а разговоры о "втором Чернобыле" не более, чем досужие вымыслы.


ПОИСК ПО САЙТУ

Карта сайта


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

ГлавнаяГорно-химический комбинатНПО прикладной механикиИсточникиEnglishКарта сайта

При использовании материалов полная гипертекстовая ссылка на http://www.tipazheleznogorsk.narod.ru/ обязательна
Hosted by uCoz