TipaZheleznogorsk - Main page

Сделать стартовой страницей │ Добавить в избранное

English Webmaster
Главная страница Научно-производственное объединение прикладной механики Источники

ЗАМЕТКИ

Горно-
химический комбинат

Строительство Горно-
химического комбината

Этапы истории

Радиационная безопасность

Полвека битв с невидимым "врагом"

Видео о Горно-
химическом комбинате

Экологическая обстановка в Железногорске

Фотографии ГХК со стороны Енисея

Карта-схема объектов ГХК

Кто строил города с атомным производством

Радиационное загрязнение Енисея

Катастрофа на комбинате «Маяк»

Уральская Хиросима

Воинская часть 3377 в Железногорске

Воспоминание о Красноярск-26

Музей Горно-
химического комбината

• Михаил Михайлович Царевский

Железногорский ГУЛАГ

Чернобыль: период полураспада

Железногорск и Япония

Панику в Японии создавали русские

Михаил Михайлович Царевский

Михаил Михайлович ЦАРЕВСКИЙ

Автор - Сергей Павлович Кучин. Сибиряк, родился в 1924 году в Иркутске. Участник Великой Отечественной войны. После окончания в 1952 году Иркутского горно-металлургического института работал на ГХК в горном управлении геологом, заместителем главного геолога, во ВНИПИЭТ начальником изыскательского отдела, заместителем директора ВНИПИЭТ. Лауреат премии Совета Министров СССР 1973 года. С 1993 года старший научный сотрудник Музейно-выставочного центра Железногорска. Почётный гражданин Железногорска.


Михаил Михайлович Царевский - видный организатор промышленного и атомного строительства СССР. Генерал-майор инженерно-технической службы, Герой Социалистического Труда. Царевский стоял у истоков организации и строительства в городах Красноярск-26, Челябинск-40, Томск-7 и др. объектов оборонного назначения, строительной индустрии и создания развитой инфраструктуры. Царевский являлся первым начальником Управления стрительства в Красноярск-26.


Родился Царевский 19 марта 1898 года в семье военнослужащего сверхсрочника царской армии. Вскоре после рождения сына отца Царевского демобилизовали и семья переехала на родину родителей в село Николаевка Воронежской губернии. Родители стали заниматься сельским хозяйством. Михаил учился в деревенской школе, затем в 15 лет закончил ремесленно-приходскую школу и курсы хозяйственных десятников.


В 1915 году, окончив Московскую военно-фельдшерскую школу, 17-летний Царевский направляется на западный фронт в Лейб-гусарский Павловский полк. Несмотря на службу в привилегированном полку, приближённом к Ставке Императора Николая II, в марте 1917 года он оказывается в рядах партии большевиков, с которой связал себя на всю жизнь.


В 1918 году Царевский вступает в Красную Армию и назначается командиром взвода эскадрона 1-го особого отряда ВЧК на Восточном фронте. В сентябре 1918 года вместе с отрядом ВЧК уходит на фронт против Колчака. На фронте был сначала командиром взвода, затем был назначен командиром эскадрона особого отряда ВЧК.


В июле 1921 года Царевского назначают инспектором войск ВЧК Москвы и в этом качестве командируют в Среднюю Азию для инспектирования войск ВЧК Среднеазиатского округа под командованием В.В.Чернышова, будущего заместителя министра МВД.


С 1922 по 1924 годы Царевский командует кавалерийским дивизионом ВЧК Московского военного округа и в марте 1924 года демобилизуется по болезни. Вот тут-то ему и пригодилась приобретённая в юности специальность десятника-строителя. Царевского назначают помощником начальника строительства Балахнинского целлюлозо-бумажного комбината. Впоследствии было немало строек народного хозяйства, возглавить которые поручалось Михаилу Михайловичу Царевскому.


Во время Великой Отечественной войны Царевский командовал 2-й сапёрной армией. За заслуги в деле индустриализации страны и в Великой Отечественной войне Царевский награждён четыремя орденами, в том числе тремя орденами Ленина. В 1943 году ему присвоено звание генерал-майора. В 1949 году М.М.Царевский удостоин звания Герой Социалистического Труда.


Умер М.М.Царевский 23 июля 1963 года, похоронен на Новодевичьем кладбище.


...В 1950 году Царевский прибыл на строительство Красноярск-26 и впоследствии был назначен начальником Управления строительства. На строительстве города работали заключённые и военные строители.


Вспоминает О.Н.Анциперов:


"В 1952 году мы строили трёхэтажные жилые дома по улице Вокзальной (ныне Советской Армии). В тот вечер я оказался недалеко от проходной лагерного отделения №4 за УЖТ и стал свидетелем бунта заключённых. В зоне собралась большая группа заключённых, которые скандировали: "Требуем прокурора края!" В метрах ста от зоны стояла большая группа начальников из Управления строительства и переминалась с ноги на ногу. Видимо, обсуждали, что же предпринять. В зоне нарастал шум.


Вдруг вижу - подъехал газик и не доехав до группы начальников остановился. Из машины выходит Царевский в генеральской форме и направляется к воротам лагерного отделения. От группы начальников отделился было Михаил Озиранский, держа руку под козырёк, но Царевский отстранил его и твёрдой поступью один без охраны направился к проходной. Войдя в зону, он прошёл мимо сразу же замолчавшей толпы заключённых, в ближайший барак. Минут через пять вышел из него и направился в соседний в сопровождении нескольких заключённых работяг. Толпа зеков безмолствовала.


Из барака спешно вышли двое, за ними - Царевский, а следом - сопровождавшие его заключённые. Толпа расступилась, образуя коридор, по которому шёл Царевский. Он твёрдой походкой прошёл через строй заключённых в ворота и громко сказал: "Завтра рабочий день по распорядку!" Сел в машину и никому ничего не говоря уехал. А заключённые разошлись по баракам."


Вспоминает И.В.Бутырин - один из первых строителей Красноярска-26. В 1950-е годы руководил строительством объектов базы УРСа (хлебозавод, молокозавод и т.д.):


"Первостепенным объектом был хлебозавод. За строительством следил сам Царевский. Когда фундамент под печь был заложен, Царевский сказал:


- Теперь самое главное - печь. Её надо выложить очень быстро.


Я отвечаю:


- У меня нет ни одного каменщика-печника!


Генерал говорит:


- Найду тебе мастера, а твоё дело - создать ему условия для работы.


Сказал и уехал.


На другой день прибегает дневальный и говорит:


- Иван Васильевич, там вас дожидается каменщик!


Подхожу к своей конторе и вижу: стоит тощий молодой пацан из заключённых, ростом, как говорят, метр с кепкой, смотрит на меня преданными глазами и говорит:


- Меня прислал к вам генерал Царевский!


Переговорил я с ним, показал чертежи, вижу - понимает. Посмотрел он объект и согласился сложить печь в течении трёх месяцев при условии, что с ним будет работать его друг, и они вдвоём будут расконвоированы.


На другой день приехал Царевский и говорит:


- Что, каменщик появился? Теперь печь за тобой!


Рассказал я ему об условиях мастера. Михаил Михайлович Царевский внимательно посмотрел на меня и медленно своим громким голосом сказал:


- Печь надо сложить не за три, а за один месяц! Расконвоировать, и если он выполнит работу в срок, его освободим. У него до окончания срока ещё четыре года.


После я встретился с каменщиком и передал условия Царевского. Он подумал и сказал:


- Берусь! Будем работать с утра до утра!


Печь была построена за месяц, маленький каменщик оказался настоящим профессионалом. И генерал Царевский тоже сдержал своё слово."


Вспоминает И.В.Бутырин:


"Когда в 1952 году строили трёхэтажные кирпичные дома по улице Вокзальной (№№ с 3 по 15), произошёл такой случай. Я, как страший прораб, находился на втором этаже жилого дома №5 по улице Вокзальной (ныне Советской Армии). Там делалась кирпичная кладка. Смотрю вниз и вижу: между домами №3 и №5 у забора из колючей проволоки между двумя сторожевыми вышками, стоит Царевский в брюках с красными лампасами и яловых сапогах, а кругом - непролазная грязь после хорошего ливня. Машинами пробита глубокая колея по дороге в сторону улицы Парковой, где был заезд в огороженную колючей проволкой зону строительства жилых домов по улице Школьной.


Улица Советская от Вокзальной до Ленина была покрыта гравием, потому что начальник строительного участка СМУ-2 капитан Николай Евдокимов не забетонировал этот участок в срок. Понятно, что в такой ситуации выходить к генералу у меня не было никакого желания.


И вдруг я увидел, что со стороны будущего озера от пункта "Л" (это посёлок за озером под названием Элка; в то время озера ещё не было и дорога шла по дну будующего озера) с бетонного завода от КПП-1 движется колонна автосамосвалов с бетоном, порядка 15 машин. На передней машине между кузовом и кабиной сидит вооружённый охранник. Колонна остановилась перед генералом на въезде на улицу Советскую перед поворотом на улицу Парковая. Шофёры-заключённые открыли дверцы кабин.


И вот целая колонная самосвалов стоит, растянувшись на 100 метров, из открытых дверей кабин почти по пояс торчат человеческие фигуры в одинаковых телогрейках, без головных уборов с лысыми головами. Генерал Царевский своим грубым командным голосом скомандовал, чтобы кололнна машин с бетоном двигалась к гравийной дороге, прямо на проволочное заграждение. Шофёр с первой машины показал было генералу рукой на сторожевые вышки, но Царевский на известном русском наречии высказался так убедительно, что автоколонная самосвалов в тот же миг двинулась сквозь колючую проволоку трёхрядного забора напролом и въехала в производственную зону. Царевский оказался впереди автоколонны, остановил её, а сам медленно пошёл по гравийной дороге в сторону улицы Школьной.


Сейчас кажется, что ничего особенного не произошло, но надо было знать обстановку того времени. Когда Царевский дал автоколонне команду таранить забор из колючей проволоки, у меня было предчувствие, что без трагедии не обойдётся. На сторожевых вышках стояли вооружённые охранники-солдаты, и могло случится так, что сначала была бы стрельба, появились трупы, а потом бы солдат оправдали. Но генералу, этому "красному партизану", всё сходило с рук, все его слушались, и все выполняли его указания с первого раза.


Потом среди строителей ходила шутка, что начальник строительного участка капитан Евдокимов в это время бежал к генералу с докладом о выполнении плана работ, но вовремя передумал и не показывался Царевскому на глаза вплоть до своего отъезда в город Павлодар на строительство военного завода."


Вспоминает прораб "Сибхимстроя" К.А.Рахманинов, который был одним из очевидцев строительства железной дороги в черте Красноярск-26:


"В феврале 1951 года меня перевели на строительство бетонного завода на Пасеке. Рабочие-заключённые копали котлованы вручную, мерзлоту рыхлили взрывами. В один из дней приехал генерал-майор Царевский с сказал, что через 2-3 дня здесь пройдут военные строители.


Буквально на следующий день я услышал музыку оркестра, играющего всевозможные марши. Внизу, примерно в 600-800 метрах от бетонного завода в сторону Красноярск-26 стоял часовой с винтовкой, а рядом с ним бутыль с водкой. Метрах в пятистах от него работала бригада по укладке шпал и рельсов, а следом ехала железнодорожная платформа, на которой сидели оркестранты (человек 8-10 заключённых) и целый день играли марши и песни. В задачу бригады входило проложить шпалы и рельсы до часового и в награду получить водку. Оказывается, начальник строительства Царевский ежедневно отмерял дневную норму в 1000 шагов и в конце отрезка пути выставлял "приз". Через два дня мимо бетонного завода прошла железная дорога."


Вспоминает В.К.Машер (после окончания Куйбышевского инженерно-строительного института работал на строительстве Челябинск-40 и Красноярск-26):


"Строительство города начиналось с возведения деревянных двухэтажных домов по будущим улицам Школьная и Октябрьская (№2 и №9). Планировалось, что их фундаменты будут из бетонных блоков, которые должны поступать извне. Уже пришли детали брусчатых домов, мы начали земляные работы под столбчатые фундаменты жилья по Школьной, а бетонных блоков всё не было.


Приехал Царевский, быстро прошёл на место строительства, вернулся. Остановился у спиленных стволов вековой лиственницы и говорит:


- Вот из этого дерева и сделайте фундаменты под дома, только обожгите его. В местных деревнях нижние венцы рубленных домов из лиственницы и не гниют. Никого не слушайте, быстро организуйте устройство столбов с обратной засыпкой землёй. Давайте чертёж, я вам подпишу это решение!


Всё было сделано по рекомендации Царевского. Фундаменты быстро заложили, и дома стали строиться в ускоренном темпе. Через 27 лет, в 1978 году, я был в Красноярске-26 на совещании начальников строек. Побывал у этих деревянных домов, их как раз разбирали. Правоту Царевского подтвердило время - на деталях фундаментов из обожжёной лиственницы не было никаких признаков гниения."



ПОИСК ПО САЙТУ

Карта сайта


ПОЛЕЗНЫЕ ССЫЛКИ

ГлавнаяГорно-химический комбинатНПО прикладной механикиИсточникиEnglishКарта сайта

При использовании материалов полная гипертекстовая ссылка на http://www.tipazheleznogorsk.narod.ru/ обязательна
Создать сайт бесплатно